Эмоциональный мозг

Дэниел Гоулман в своей книге «Эмоциональный интеллект» вывел закономерность рациональности принятия решения, утверждая, что степень рациональности наших мыслей и дел ограничена тем объёмом поступающей информации, который позволяет нам принять наше эмоциональное состояние. Именно поэтому мы ограничены в эффективности результатов своих действий. Автор также описывает двойственность нашего мозга, являющегося одновременно «мыслящим мозгом» и «эмоциональным мозгом».

Мыслящий или думающий мозг – это центр нашего мышления, наших личностных ценностей и самоконтроля, называемый обычно неокортексом. Эмоциональный мозг является источником наших эмоций и обычно называется лимбической системой. Хотя оба «мозга» работают вместе, эмоциональный мозг реагирует быстрее, как главный в ответе на кризисные ситуации. Думающий мозг помогает, обеспечивая смыслы, приоритеты, но чаще всего запоздалые объяснения действиям, совершённым под руководством эмоционального мозга.

Для тех, кто не научился регулировать реакцию эмоционального мозга, такая немедленная реакция может быть ложной, нанести значительный ущерб себе, людям и отношениям с ними. Такие последствия можно избежать, если обучаться и повышать эмоциональный интеллект.

Итак, эмоциональный мозг. В нём есть две важные области. Первая – миндалевидное тело. Нейробиологи установили, что архитектура мозга даёт миндалевидному телу привилегированное положение – возможность «перехватывать» поступающую информацию. Исследования показывают, что сенсорные сигналы от глаз или ушей сначала поступают в мозг к таламусу, а затем через один синапс к миндалевидному телу, через другой сигнал от таламуса направляется к неокортексу – «мыслящему мозгу». Такое соединение устроено так, что позволяет миндалевидному телу реагировать раньше неокортекса и вызывать эмоциональную реакцию до того, как неокортекс полностью поймёт, что происходит.

Вторая область – гиппокамп, который играет важную роль в формировании визуально-пространственных представлений и превращении кратковременной памяти в долговременную, что больше связано с чувственными образами и их осмыслением, чем с эмоциональными реакциями. Можно сказать, что гиппокамп помнит образы, миндалевидное тело придаёт им эмоциональный окрас.

Может быть они вместе образуют основу эмоционального управления? Вероятно, это так. Миндалевидное тело может иметь «подсознательные представления» о прошлых событиях, которые определяют первоначальную реакцию человека на текущее событие. Эти «подсознательные представления» являются эмоциональными воспоминаниями, хранящимися в миндалевидном теле. Основным недостатком этой системы является то, что «подсознательные представления» могут быть устаревшими. Это подтверждает идею о том, что первое впечатление является длительным.

Аналогичным образом, негативные эмоции, связанные с прошлым событием, трудно изменить без системных, преднамеренных усилий по замене «подсознательного представления» на другую мысль, потому что, чем интенсивнее возбуждение миндалевидного тела, тем сильнее оставленный в памяти след. Это запечатление «подсознательных представлений» в раннем возрасте помогает объяснить, почему наша эмоциональная реакция в большинстве случаев может не соответствовать реальному событию. Всё дело в том, что эмоциональная реакция всегда связана с другим временем и другим местом, да и с другим событием, может даже сильно похожим, но другим.

Когда «эмоциональный мозг» и «мыслящий мозг» хорошо работают вместе, у неокортекса есть время регулировать, а иногда и снижать эмоциональную реакцию. Мыслительные процессы медленнее, чем эмоциональные, потому что они включают в себя больше различных схем. Поэтому результат может быть более разумным и взвешенным, поскольку больше мыслей предшествуют чувствам. А это снижает эмоциональный фон, потому что нет ничего, что заслуживает эмоциональной реакции.